мария антуанетта в кедах
I do stuff and things
Название: Дубль два
Задание: Герой сталкивается со своим двойником (доппельгангером, клоном, магическим подобием, близнецом, тенью из зеркала... и т.д.) и вынужден доказывать, что именно он - настоящий
Автор: Тё
Бета: героическая Таша и не менее героическая Arasi
Размер: миди (7 324 слова)
Пейринг/Персонажи: ФДР Фостер/Так Хэнсон, Джим Кирк/Спок.
Категория: слэш
Жанр: романс
Рейтинг: G – PG-13
Краткое содержание: Всё в известном нам мире подчинено симметрии. У нас две руки, две ноги, два глаза. Только глупец стал бы утверждать после этого, что наш мир единичен во Вселенной (с) Д. Емец.
Примечание: авторская трактовка образов.
Предупреждение: ненормативная лексика

– Да ты?! Да я! Да сколько можно!
– …?
– Ах ты подумал?! А спросить человеческим языком нет, никак?
– …
– Да ну тебя нахуй!
– …!
Павел Чехов втянул голову в плечи еще сильнее и постарался слиться с собственным креслом. Сцена, разворачивающаяся у него за спиной, была совершенно безобразной и невозможной по своей сути. Но самое страшное, что подобные концерты повторялись на мостике с пугающей регулярностью, и экипаж уже выучил основные стадии.
Вот, например, еще где-то через полминуты, мистер Спок с капитаном закончат бурную фазу своей ежевечерней ругани и перейдут к следующей ступени лестницы их маленького ада, которая навигатору нравилась еще меньше. Её можно было обозначить, как…
– Г-господин п-первый п-помощник! – от едва сдерживаемой ярости Кирк заметно запнулся на первых буквах, словно хотел сказать что-то совсем другое. – Будьте так любезны, зайдите в машинное отделение к мистеру Монтгомери и изложите ему свои весьма разумные претензии касательно настройки транспортатора.
– Есть, капитан.
Её можно было обозначить, как «ледяная вежливость» и толку от нее было еще меньше, чем от ссор, еще и статическое электричество в воздухе накапливалось.
Повод для ссоры был, как обычно, пустяковым – мистер Спок обнаружил в расчетах транспортатора небольшие погрешности и самостоятельно их исправил. Потом же оказалось, что Скотти в процессе очередной модернизации радикально пересмотрел концепцию финального уравнения в цепочке перемещений сквозь пространство, подогнал конструкцию кабины к новым параметрам и задал новые настройки и, оставшись весьма довольным собой, ушел готовиться к пробному перемещению на вторую нижнюю палубу. Возвращение же к старым настройкам переклинило умную автоматику, и корабельный штат чуть было не потерял главного инженера, вздумавшего протестировать новую систему и лишь чудом успевшего спрыгнуть с платформы, заслышав подозрительный треск контактов. Испуганный и злой как сто шотландских чертей Монтгомери ворвался на мостик и, разумеется, наорал на Кирка. Услышав слово «транспортатор», в разговор тут же вступил Спок, обнаружив тем самым свою причастность к произошедшему. За минуту картина стала абсолютно ясной, а ещё через сорок секунд капитан и его первый помощник уже безобразно собачились, не обращая внимания на притихший персонал мостика.
Скотти, конечно же, тихонько слинял к себе – от греха подальше.
– Скорее бы они уже переспали, – пробормотал Сулу себе под нос, не глядя задавая направление для «Энтерпрайз» и независимо поводя плечом. Как всякий представитель восточного менталитета, он происходящее весьма не одобрял.
– Так они же еще тогда переспали, пять лет назад, когда все начиналось! – тяжело вздохнул про себя Павел. – А толку чуть! Если это – нормальные люди, то я предпочитаю быть сумасшедшим!
Хотя, наверное, неправильно было обозначать их как «нормальные люди», если один из собеседников был наполовину вулканцем, а второй вообще Джеймсом Тиберием Кирком.
– Траектория Си-14, – отдал приказ вышеозначенный Джеймс Ти Крик. – И я бы на вашем месте поторопился, все же хотят поужинать дома?
В голосе его, раздраженном, сухом, нервном, сквозила усталость пополам с ожиданием, и что-то похожее испытывал каждый на борту «Энтерпрайз», потому что через два стандартных часа должна была состояться стыковка с орбитальной базой Звездного флота.
Они наконец возвращались домой.

***
– Здравствуйте, леди, – Франклин Фостер учтиво поклонился двум очаровательным девушкам, сидящим за стойкой. – Могу я предложить вам выпить?
Леди благосклонно кивнули, восхищенно разглядывая его сквозь сигаретный дым своих тоненьких пахитосок.
– Вы капитан корабля? – спросила одна, для удобства Франклин нарек их «правая» и «левая», потому что они были близняшками. Первой с ним заговорила «левая».
– Да, – Фостер убрал очки-авиаторы в нагрудный карман кителя. – Леди очень наблюдательна. Официант!
Солнце освещало палубу огромного прогулочного лайнера, бирюзово-синее море шелковым покрывалом стелилось на много миль вокруг.
Подошедший Так услужливо поклонился.
– Да, сэр?
– Принесите мартини со льдом для дам и воды для меня.
– Конечно, сэр.
– И лимонных долек в сахаре.
– Разумеется сэр.
– И не забудьте оливок!
Взгляд Така обещал Фостеру в скорости страшные муки, но волноваться не стоило – Франклин очень надеялся, что скоро сможет превратить в изысканное наслаждение самое страшное наказание, наверное, поэтому сейчас и нарывался.
Вообще-то, конечно, они находились здесь на задании – следили за слетом торговцев оружием, где злобные румынские мафиози, которые, благодаря обману, шантажу, подкупу и ротозейству в Министерстве Обороны США, собирались устроить аукцион по продаже оружия массового поражения. Химическая хрень оставалась в герметичном контейнере под кроватью каюты номер шестьсот сорок один и для обывателей пока была не опасна, покупатели постепенно прибывали, поднимаясь на борт по ходу следования лайнера, Франклин скучал, доводил напарника до белого каления и развлекался, как мог.
– У вас очень большой корабль, – поделилась с Фостером «правая». – Так и хочется весь его…проинспектировать.
«Эх, милая, на моем корабле все уже учтено до тебя!», – весело подумал Франклин и лучезарно улыбнулся.
– Я мог бы устроить вам экскурсию, – галантно предложил он, смахивая с лацкана несуществующую пылинку. – Что вас интересует больше – капитанский мостик или машинное отделение?
Девушки переглянулись, потом снова посмотрели на довольного собой агента, одинаково фыркнули, затянулись и одновременно выпустили дым ему в лицо.
– Мы воздержимся, – сказала «правая».
– Пожалуй! – согласилась «левая», и они, одновременно соскользнув с высоких барных табуретов, вальяжно проследовали к лестнице на жилую палубу, ужасно трогательно сцепившись мизинцами. Фостер прищурился и разглядел у них одинаковые кольца на больших пальцах.
«Не сестры, – констатировал он про себя. – Несколько ближе»
– Твоя вода, – Так неслышно подошел сзади и поставил запотевший стакан на стойку. – Я видел, как они вчера целовались на верхней палубе, поэтому решил проигнорировать остальную часть заказа.
– А мои лимонные дольки? – Франклин скорчил жалобную рожицу.
– В каюте! – отрезал приятель. – И верни уже китель капитану, у него скоро нервный тик будет!
– Я тебя все равно люблю, – засмеялся Фостер. – Хоть ты и зануда!
До дня «икс» оставалось чуть больше трех суток.

***
– Я никуда не поеду!
– Боунс, вот только не сейчас, пожалуйста!
Джим умоляюще посмотрел на доктора Маккоя. Тот сложил руки на груди и отрицательно помотал головой. Дело осложнялось еще и тем, что Леонард был порядочно пьян.
– Спустишься вниз, выпьешь вкусненького виски, повидаешь дочку… – елейно начал капитан, разворачивая друга в сторону турболифта. – Всего лишь каких-то пятнадцать минут на шаттле, и все будет замечательно!
– Ни! За! Что! ЧТО?
– Что?
Из-за угла показался локоть в красной форменной рубашке, потом горлышко бутылки, и дальше Леонард уже не смотрел.
– Последняя! – мрачно заметил Скотти, наблюдая, как Боунс энергичными глотками потребляет его выпивку. – Эх, ладно, закажу на два ящика больше сегодня.
– Ик! – согласился Леонард и тяжелым кулем осел на пол.
– Мда, – капитан потрогал тело носком ботинка. – Он сегодня точно никуда не полетит. Черт, я обещал маме, что появлюсь к ужину!
– Так давайте транспортатором отправим? – предложил Монтгомери легкомысленно. – Он сейчас в таком состоянии, что перемещения не ощутит.
– А мы его дотащим?
– Я помогу! – неслышно подошедший сзади Спок подал голос, и Кирк от неожиданности чуть было не дал ему в глаз. Да-да, исключительно от неожиданности. Рефлекторно, так сказать.
– О, это было бы чудесно! – обрадовался Скотти. Он всегда был отходчивым, да и втроем перемещать Маккоя оказалось куда сподручнее.
Однако в транспортаторной доктор, немного пришедший в себя и прозревший перспективу, заупрямился. Он вцепился в пульт управления и наотрез отказался его отпускать.
– Вы его испортили! Я все слышал!
– Да все с ним в порядке! – Джим раздраженно топнул ногой, вскакивая на платформу. – Скотти сообщил мне, что он все поправил.
– Что? – непроизвольно вырвалось у Спока, он сделал шаг в сторону Боунса.
– Стой на месте, зеленокровный гоблин! – истерично потребовал доктор, рывком поднимаясь на ноги. – Вы все хотите от меня изба…ой?
В процессе принятия горизонтального положения Маккой пододвинул ладонь чуть дальше, чем требовалось, задел один из многочисленных рычагов, раздался характерный звук перемещения, и стоящий на платформе капитан Кирк исчез.
– Вы поменяли настройки? – тихо спросил Спок, и его голос почти страшно прозвучал в наступившей тишине.
– Д-да, – запнулся Скотти. – Только не говорите, что вы тоже?
Молчание вулканца сейчас выражало согласие красноречивее, чем всегда.
– Тогда куда он, черт возьми, отправился? – спросил Леонард удивительно ясным голосом. – И он вообще живой, вы, гении, можете мне ответить?
– Мне бы эту твою способность мгновенно трезветь, – тяжело вздохнул главный инженер, оттесняя Боунса от пульта управления. – Черт его знает. Должен, он вообще везучий.
– …
Маккой и Скотти оба сделали вид, что не расслышали страшного вулканского ругательства отчетливо зеленеющего Спока.

***
Фостер принимал душ. Во-первых, ему хотелось освежиться после кондиционированной сухости кают-компании, а, во-вторых, Франклин просто любил быть чистым. К тому же, на сегодняшний вечер у него были огромные планы, включающие в себя лимонные дольки, просмотр свежего шоу Опры и, если повезет и удастся перевести отношения в новую плоскость, даже Така в разнообразных непристойных контекстах: на полу, на кровати, даже на журнальном столике, словно нарочно крепко привинченном к полу. Еще в фантазиях Франклина фигурировали взбитые сливки и целая речь, в которой подробно расписывалось, почему Так – самый лучший на свете, причем эпитеты Фостер специально подобрал самые что ни на есть точные и убедительные. Далее по списку шли анальная смазка без вкуса и запаха и счастливый, во всех отношениях, конец.
В общем, вечер без сомнения обещал массу приятных сюрпризов, и Франклин был абсолютно готов ими наслаждаться.
Он как раз массировал голову, взбивая шампунь в пену, когда в кабинке стало неожиданно тесно.
– Уже пришел и не заметил, что я тут? Знаешь, я подумал, к черту Опру! – беспечно промурлыкал один из лучших агентов ЦРУ, по-кошачьи потираясь о подставленный бок. В ответ Фостеру неприветливо засадили локтем под ребра.
– Что за черт! – отозвался сквозь струи воды смутно-знакомый голос, и Франклин понял несколько вещей сразу – стоит он голый, безоружный, в одной кабинке с мужчиной, и этот мужчина не Так.
– Черт! – согласился он, пинком выталкивая неожиданного посетителя из душа и параллельно пытаясь смыть шампунь. Получилось это у него плохо, умирать с грязными волосами совершенно не хотелось, поэтому Фостер потратил пару минут и только потом выключил воду, ожидая увидеть направленный на себя пистолет. Вместо этого он обнаружил злого светловолосого голубоглазого парня в мокрой мягкой футболке желтого цвета, обтягивающих брюках, прилипших к бедрам, и мягких смешных сапожках из натуральной кожи. Незнакомец пошевелил ступнями, в сапожках неприятно захлюпало.
Секунду (или несколько секунд) они смотрели друг на друга, а потом одновременно выдохнули и одновременно зеркально-отраженным жестом потерли шею ребром ладони.
Фостер всегда считал себя уникальным, единственным, неповторимым, но где-то внутри него всегда сидела мысль о том, что где-то есть другой и, в то же время, точно такой же человек, просто другой, с другим именем, привычками, биографией, а по сути – точно такой же. Столкновение с этой материальной мыслью на очень короткое мгновение заставило Франклина перестать дышать.
– Я сейчас правильно понимаю, да? – спросил парень, обреченно вытряхивая воду из уха.
– Ага, – так же обреченно кивнул Франклин. – Раздевайся, душ там, потом поговорим.
Это выглядело до крайности нелепо, но не станешь ведь убивать собственную копию до того, как она почувствует себя хоть чуточку лучше.
Хотя, конечно, это немного пугало – при особом стечении обстоятельств они могли бы бриться, глядя друг на друга.
Фостер почесал подбородок, потянулся за полотенцем, а затем мир на секунду поблек.
– Они что там, с ума сошли? – успел услышать Франклин раздраженный голос копии из душа, моргнул, и за эту долю секунды все вокруг изменилось до неузнаваемости.

***
Боунс сидел на полу и старался вообразить себя посреди урагана, в зоне абсолютного спокойствия, но у него плохо получалось. Каждый из тех, кто находился сейчас в транспортаторной, чувствовал свою вину за случившееся, каждый злился на соседа, и, главное, каждый совершенно не представлял, как он может прожить без Джима хотя бы один стандартный земной день. Это заставляло чувствовать не просто страх, а прям-таки какой-то непередаваемый животный ужас.
– Слушайте, мистер «я-все-знаю-лучше-других!», отойдите на два шага и не лезьте под руку!
– Вы ошиблись в интеграле возвращения, мистер Скотт.
– Он нивелируется кривой пространственных искажений, вот здесь, если его удвоить!
– Поторопитесь, у вас остается меньше двух минут.
– Я знаю, черт бы вас побрал, знаю!
– Если вы не успеете за этот срок, координаты исчезнут, и капитан никогда не вернется.
– Это вас радует?!
– …
– Что, простите? Я не знаю вулканского!
– Он сказал «пошел ты на хуй», – перевел Маккой мрачно.
– А ты вообще молчи, бузотер-недоучка! – прикрикнул на приятеля Монтгомери. – Надо же было выдумать – боится он летать, такой концерт закатил! В следующий раз сам в шаттл закину и не посмотрю, что единственный доктор, соглашающийся служить на «Энтерпрайз»!
– Я врач, а не… – ощетинился Леонард. – И вообще, все хороши. Вот Спок, вы зачем с Джимом собачитесь? И не надо на меня так смотреть, все равно это мое собачье дело!
– …
– Тихо вы, оба! Кажется, работает!
Транспортатор затрещал, в тесной комнатке запахло паленым пластиком и плавленым металлом, но на платформе по-прежнему было пусто. Мигнул свет, что-то в потолке заискрило и посыпалось разноцветным фейерверком на сидящего внизу Боунса, но результатов по-прежнему не было.
– Надо что-то сделать, – заорал Маккой, перекрикивая жужжание надрывающейся техники. – Как решаются такие проблемы?
Спок неожиданно отмер, шумно выдохнул и с размаху ударил кулаком по пульту.
– Как говорит Чехов, «с помощью лома и такой-то матери», – философски изрек инженер, сопроводив действия вулканца понимающим кивком, и, словно в ответ на его слова, на платформе возникли сразу две фигуры. Сначала они были нечеткими, но очень скоро обрели плоть, кровь и способность говорить.
– Какого гребаного хуя?!!!
– Да быть такого не может! – непроизвольно вырвалось у Монтгомери, и он даже отступил на шаг назад. – Я не верю. Боунс, ты веришь?
– Нет, – уныло ответил Леонард, раскачиваясь из стороны в сторону. – А что это меняет?
Капитанов Кирков оказалось двое, оба были совершенно голыми, абсолютно мокрыми и чертовски, непередаваемо, злые.
– У нас еще есть возможность отправить их обратно, – слабо предложил Скотти, и в этот, особенно подходящий момент погас свет, поставив в деле жирное размашистое многоточие.

***
Франклин заинтересованно огляделся – он всегда быстро адаптировался к новой ситуации, может, поэтому и стал таким хорошим агентом.
– Это что, специальная комната, куда запирают буйно помешанных? – спросил он с любопытством, проводя пальцем по ровной стене. Под пальцем скрипнуло. Все вокруг было белым, гладким, стерильным, а то, что отличалось по цвету, было либо стеклянными стенками шкафов, либо приборными панелями, мигающими разноцветными огоньками.
– Это медицинский отсек, – пояснил двойник почти сразу же после того, как их, разъяренных и матерящихся хором, заперли в этом царстве белого и блестящего. Он на удивление быстро успокоился, присел на корточки перед выступом в стене, сунул руку в очередную нишу и кинул в Фостера какими-то тряпками. – Боунс параноик, он сейчас снаружи, сканирует нас всеми возможными способами на предмет… понятия не имею чего. Может, он считает, что пока меня транспортировали – я размножился?
Франклин непонимающе сдвинул брови.
– Боунс, – повторило альтер-эго рассеяно. – Ну, помнишь мужика, который сидел на полу?
– Да, потешный такой, – Фостер кивнул. – Ему, кстати, явно нужен доктор!
– Наш штатный врач.
– О!
Тряпки оказались помесью мягкого спортивного костюма и учебной формы, а пол с подогревом не требовал обуви. Медицинский отсек был довольно милым местом, близнец – слегка раздраженным, но в целом довольно приятным парнем.
– У нас осталась парочка моментов, которые стоит прояснить, – осторожно начал агент, опираясь на белый стол. – Некоторые из них малозначимые, например, куда я попал, что делать и когда ты вернешь меня обратно…
– А ты оптимист! Сработаемся! – двойник знакомым жестом потер шею, то ли стараясь скрыть неловкость, то ли признавая собственную вину.
– … но начнем с главного! Меня зовут Франклин Делано Рузвельт Фостер! С именем бабушка постаралась, конечно, так что друзья зовут меня просто Фостер.
– Джеймс Тиберий Кирк к твоим услугам. Но ты лучше называй меня Джим.
Они церемонно пожали друг другу руки. Градус напряжения немного снизился, ведь когда знаешь, как именно называется твоя проблема, решение ее становится лишь вопросом времени, но Франклин не считал стоящего напротив мужчину проблемой. Он просто был, был точно таким же, но другим, и это вселяло хотя бы какую-то надежду.
– То есть мы не… – Фостер почесал кончик носа, – не ксерокопии? Два совершенно разных человека?
– Нет, мы не копии, – Джим дернул щекой и принялся расхаживать по комнате. На нем серый костюм смотрелся как пижама и форменная одежда одновременно. – Ситуация, однако, несколько запутанная. Черт, как сложно соображать, не зная, что они там напортачили! Так, начнем по порядку для решения твоих неважных вопросов. Какой сейчас год?
– Две тысячи одиннадцатый, – пожал плечами сбитый с толку Франклин. – Апрель. Двадцать восьмое число. А это важно?
– В каком-то смысле да, – Кирк кивнул на стенку, где мигали какие-то буквы и цифры.
Франклин присмотрелся и прочитал вслух, четко артикулируя каждое слово.
– Звездная дата 05250.79. Не понимаю, что это значит?
– Это значит, что сейчас по твоему летоисчислению 2328 год, четвертое апреля и где-то… семь вечера, если я правильно помню единицы времени три века назад.
– То есть это означает, – Фостер пожевал губами, хотя ответ на свой вопрос он уже знал.
– Я не хочу тебя расстраивать, Франклин, но ты оказался в будущем, и я, признаться честно, совершенно не понимаю, как нам быть.
Совершенно неожиданно дверь отъехала в сторону, и в дверном проеме показался тот самый немного невменяемый мужик, которого агент Фостер заметил сидящим на полу. Выглядел он недовольно, смотрел на Кирка раздраженно и чуточку виновато, словно не хотел быть вестником, приносящим плохие новости.
– Ну? – коротко бросил Джим.
– Скотти остается здесь чинить транспортатор, как я понял, он совсем вышел из строя. Мы с зеленокровным гоблином отвезем вас вниз, потому что если ты не явишься домой к чаю, твоя матушка нас всех без затей убьет.
– Это она может. Фанклин едет с нами.
– Уж конечно!
Фостер помотал головой. Вроде говорили по-английски, а он понял только предлоги и то, что сейчас они куда-то поедут. Медотсек остался позади, шли пустыми светлыми коридорами. Мрачный мужик («Боунс!», – напомнил себе мысленно Франклин) задавал направление, они с Джимом синхронно спешили следом, и со стороны, наверное, казалось, что и дышать у них получается в унисон.
– Я забыл спросить, – на ходу поинтересовался Франклин. – А ты кто по профессии?
– Капитан корабля, – отозвался Кирк немедленно, и в голосе его слышалась неподдельная гордость.
– Большого? – глупо уточнил Фостер, который, кажется, в первый раз за вечер не представлял себе, как реагировать.

***
Спок сидел за столом прямой как палка.
– Очень рада, что вы все выбрались сегодня к нам! – Вайнона Кирк хлопотала у домашнего репликатора. – Давно хотела с вами увидеться.
– Я счастлив нашему знакомству, мадам, – тут же подал реплику Боунс, который тоже присутствовал в гостиной Кирков. – Такая честь знать Вас.
– Взаимно, доктор, – Вайнона откинула со лба прядь светлых, не тронутых сединой волос. – Всегда приятно знать, что джентльмены с юга не утратили присущую им галантность! Джим!
Ее сын, которого после всех событий сегодняшнего дня основательно клонило в сон, вздрогнул от сурового маменькиного оклика.
– Да?
– Помоги мне, будь так добр.
– Ага.
Пока Спок и Боунс отвлекали маму, он успел провести Фостера в свою комнату, сунуть ему пару яблок и посоветовать ничему не удивляться. Франклин вообще оказался стрессоустойчивым – на провокации Маккоя не поддавался, соседством с остроухим, отчего-то более зеленым, чем обычно, вулканцем не тяготился, постоянно задавал вопросы и вообще чувствовал себя как старшеклассник на экскурсии в музее.
– Я скоро, – пообещал ему Джим и вернулся в гостиную уже без дорожной сумки и собственного близнеца из другого мира как раз к тому самому моменту, когда Вайнона пыталась выведать у Спока, каким же командиром вырос ее сын.
– Отстань от него, я хороший капитан, мама!
– Сиди и не отсвечивай, мой дорогой!
– Так ты определись, мне помогать или не отсвечивать?
Вдовствующая миссис Кирк засмеялась и кинула в отпрыска полотенцем.
– Сиди уже.
Выражение лица Спока было нечитаемым, но Джим успел заметить, как вулканец едва заметно шевельнул бровью. Ругаться сил не было, злиться тоже, спокойное ровное мамино тепло, разлитое по квартире вместе с запахом чуть подгоревшего даже в репликаторе мяса, убаюкивало, и Кирк, предоставив Боунсу возможность упражняться в остроумии, расслабился. Спок же все никак не таял: смотрел мимо своего капитана, отвечал односложно, то и дело поджимал губы, всем своим видом выказывая неодобрение.
– Позвольте, я Вам помогу, – Леонард отодвинул стул и встал.
– Конечно, доктор, буду Вам очень признательна! Заодно Вы расскажите мне правду, а то адмирал Пайк только отшучивается.
Они склонились над репликатором, причем у Боунса лицо было сосредоточенным и важным, хотя все знали, что врач механизмы сложнее молотка просто не рассматривает как пригодные для изучения.
– У меня есть еще сорок три минуты, потом буду вынужден откланяться – отец ждет меня в посольстве Нового Вулкана, – Спок нарушил молчание совершенно неожиданно, Джим даже вздрогнул.
– Не останешься на десерт? – уточнил он, добавив яду в голос скорее по привычке.
– Прости.
Кирк нахмурился и постарался поймать взгляд своего первого помощника.
– За что ты извиняешься?
Сквозь огромные окна как на ладони был виден Сан-Франциско – огромный город, неспящий, не спрашивающий. Город, который не успел стать для Джима домом, просто один из многих городов, которые встречались им на пути.
Спок не ответил, прижал пальцы к вискам, как человек, страдающий от сильнейшей мигрени, но Спок не был человеком, и привычная логика на него не распространялась. Да что там логика, иногда Джиму казалось, что на старпома не действует даже сила притяжения!
– Все же хорошо?
– Мальчики, а вот и запеченная в яблоках баранья нога, доктор сказал, что Джиму можно, несмотря на повышенный холестерин. А для вас, Спок, у меня сегодня очень вкусный салат, ваш…эээ…старший…эээ… вы... любезно поделился рецептом!
Вулканец совершенно отчетливо зазеленел, медленно разжал сведенные судорогой пальцы и впервые за весь вечер посмотрел Кирку в глаза. Там было намешено столько всего, в этих темных неземных зрачках, намешено на пепле, звездной пыли, боли утраты и страхе, что Джим на секунду задохнулся.
– Миссис Кирк, мне нужно идти. Меня ждет отец.
– Конечно, милый, передавайте ему привет. Джимми, проводи дорогого гос…
– Право, не стоит. Капитан, я зайду за Вами завтра.
Мягко всхлипнули автоматические двери, тишина в гостиной практически зазвенела.
Боунс быстро справился с собой и начал отвлекать Вайнону забавными рассказами о своей дочке, а Джим вспоминал предыдущий раз, когда на их пути возник Спок Старший.
Да-да, именно после его напутственных слов возник тот неловкий момент, когда капитан переспал со своим старпомом.
– Мама, я устал, можно я пойду спать?
Занятая Маккоем, мама милостиво кивнула, а Джиму остро было необходимо побыть наедине с собой.

***
Фостер сидел на полу, завернувшись в плед, и смотрел на засыпающий город. Джим, вернувшись с семейного ужина, щедро предложил ему половину кровати, но Франклин отказался – пол был мягкий, чистый, плед уютный, а будущее, лежащее под окнами – удивительным и манящим.
– А я ничего не нарушу? Вселенский баланс сил, все дела? Убью какую-нибудь бабочку, раздавлю букашку, а когда вернусь – все, прости-прощай, мой уютный красивый мир. Читал об этому у Брэдбери.
– Не знаю, – отозвался Джим устало. – Курс про временные деформации я прогулял. Кажется. Или это были лекции по межпланетному праву?
– Как тебя вообще капитаном назначили! – засмеялся Фостер, растягиваясь на полу во весь рост и рассматривая карту звездного неба, которой был расписан потолок. Кроме знакомых созвездий Франклин начитал восемнадцать неизвестных и еще кучу непонятных символов.
Вообще, комната самого настоящего капитана корабля была уютной, чистой и какой-то совершенно нежилой, будто служила она не жильем, а перевалочным пунктом, где можно выспаться, принять душ, ну а потом просто следовать дальше.
– Я спас мир, – буркнул Кирк обиженно, потом перевернулся на бок и смущенно почесал нос, словно немного стыдился этой заслуги или, возможно, обстоятельств, этой заслуги сопутствующих.
– Молодец.
– И не говори.
Молчать вместе им было… не то чтобы уютно, но нормально. С неба сорвалась звезда и, оставляя после себя блестящий след, полетела вниз.
– Не загадывай желания, это прогулочный шаттл, – Джим прикрыл усталые тяжелые веки. – Висел на орбите некоторое время, сейчас полетел в пункт назначения.
– Все гораздо прозаичнее, чем я думаю, да? – Фостер постарался скрыть иронию, но получилось у него плохо. – А что у тебя с этим несвежим остроухим парнем? Когда мы появились голые на той площадке, он на тебя смотрел так… странно. Словно хотел одновременно сжечь, повесить, расстрелять и утопить.
– Я его люблю, – пояснил Кирк со стоном. – Ох. Черт, забыл, что у вас в двадцать первом по этому поводу думают?
– Лекцию по истории ты тоже прогулял?
– Вроде того.
Франклин поднялся с пола. Плед волочился за ним, как мантия, это защищало от понимающего взгляда Джима с кровати. Фостер уже осознал, что его двойник далеко не дурак. Хоть и порядочный раздолбай, а, значит, то движение в душе воспринял единственно возможным образом.
– Мы над этим работаем, – отозвался агент с мученическим вздохом. – Над толерантностью, и кое-где даже делаем успехи. Я вот пытаюсь начать отношения со своим коллегой по работе. Мы, вроде как, напарники, понимаешь? Я готов ему жизнь доверить. Он прикрывает мне спину, исправляет мелкие недочеты плана и всегда забывает лишнюю обойму, представляешь?
– Лучше, чем ты думаешь, – серьезно кивнул Джим. – Какой он?
– Самый лучший, – уверенно ответил Фостер. – Правда, он, кажется, не воспринимает меня всерьез…
– Меня, как ты уже успел заметить, вообще никто всерьез не воспринимает, – буркнул Джим. – Но сам же понимаешь, лучше жалеть о сделанном.
– Ты жалеешь? – проницательно прищурился в оконное стекло Франклин.
– Нет, – последовал четкий ответ. – Мы просто запутались, понимаешь? Это чертовски трудно – двум здоровым половозрелым особям решить, что они будут вместе навсегда после одной единственной ночи, которую оба единогласно решили считать ошибкой, так что если будешь с ним спать, мой тебе совет – делай это на трезвую голову и так, чтобы вокруг на десять тысяч миль никого не было!
– Тогда нам придется трахаться в космосе! – засмеялся Фостер, а потом спохватился. – Ой!
– Ничего страшного, – Джим фыркнул. – И космос на поверку всегда оказывается слишком многолюдным. Но это так, к сведению!
Франклин снова улегся на пол и с головой накрылся пледом. Внутри перебродившее напряжение и любопытство раскручивало спираль странной, немного пьяной усталости. Еще он, конечно же, верил в то, что все обязательно будет хорошо – то ли отшибло последние мозги, то ли заразился от Джима его непоколебимой уверенностью, и только одна мысль грызла, выедала изнутри. Не давала успокоиться.
– Я все думаю, что решит Так, когда зайдет в номер и не увидит меня?
– Мы вернем тебя в твое время, – отозвался Кирк после паузы. – В ту самую секунду, откуда забрали. Ну, если Скотти починит транспортатор, конечно.
– А он починит?
– Он всегда все чинит. У него работа такая. Спи, завтра гулять пойдем, будет весело, я тебе обещаю. Боунса возьмем, Спока…
Кирк всхлипнул и заснул, а Фостер еще долго сидел без сна и смотрел в окно. Он неожиданно почувствовал себя потерянным во времени мальчиком, уставшим и очень одиноким.

***
Фостер оказался на удивление ненапряжным спутником. Ему все было интересно, каждую, даже маленькую и незначительную деталь он улавливал и, в общем и целом, влился в обстановку, смотрелся на улице как настоящий гражданин Федерации двадцать четвертого века, только в темных очках и дурацкой панамке.
– Все равно похожи! – категорично заявил Боунс, хотя камуфляж одобрил. – И вообще, я бы на вашем месте сидел дома!
– И тогда нас запалит мама, а объяснять ей, что я размножился, ты знаешь, нет никакого желания!
– Да, она с трудом выдерживает тебя в единичном экземпляре...
Спок, который, как и обещал, утром зашел за ними, в беседе не участвовал. Стоял рядом, переминался с ноги на ногу и всем своим видом показывал, что просто наблюдает за детьми, вышедшими на прогулку, эдакий немножко зеленый воспитатель галактического детского сада.
– Кстати, напомни, а почему зеленокровный гоблин с нами?
– Он ездил к дочери вчера вечером, – пояснил для Франклина Джим. – Пообщался с бывшей женой, вот и последствия. Хотя, вообще-то, он всегда такая злюка.
– Я успел заметить... Ай, меня-то за что?
– За нахальство, – пояснил Маккой, потирая ушибленную о затылок Фостера ладонь. – И все-таки, если вас встретит кто-нибудь знакомый? Как ты будешь объяснять, что тебя два?!
– Они совершенно разные, – сказал Спок неожиданно.
– Вот видишь, даже вулканец купился на нашу маскировку! – преувеличенно бодро заметил Джим, но Франклин, теперь уже посвященный во все жизненные перипетии своего двойника, понял, что маскировка здесь не причем.
– Вы еще запомните мои слова! – буркнул уязвленный Боунс, и, разумеется, в первом же кафе они встретили Чехова.
Энсин стоял возле автомата с мороженым и слезно уговаривал настроенную на голосовое управление автоматику выдать ему шоколадный рожок с малиновым желе. Автомат чеховский акцент воспринимать отказывался наотрез – пытался откупиться пломбиром.
– Уведи его в туалет! – Джим подтолкнул Франклина за локоть к Споку. – Когда мне удастся от него отвязаться – скину сообщение на коммуникатор.
– А если не удастся? – коварно уточнил Леонард.
– А ты вообще чертова пифия, а не доктор! Я тебе это еще припомню!
– Ой, капитан, это вы, я так рад вас видеть! – Чехов наконец сориентировался, откуда ему слышится знакомый бубнеж, и расплылся в совершенно довольной и очаровательной улыбке. – А вы мне мороженого не возьмете? А то...
– Купите ребенку мороженое, доктор, – елейно попросил Джим, и Боунс, фыркнув, шагнул к автомату.
– А ко мне родители приехали, они говорят, что город ничего, но лучше Подмосковья не бывает. Помните про планету Рай? Вот там как у нас на даче, только у нас на даче лучше! А вы тут почему с доктором? А где мистер Спок? А вы читали последний доклад адмирала Пайка? А вы?..
Из-за угла высунулась знакомая панамка, и Фостер весело подмигнул близнецу. Кирку же очень хотелось заткнуть излишне общительного энсина мороженым, держался он из последних сил.
– ... а еще я встретил сегодня мисс Ухуру и Сулу! Какой удивительный день встреч, не правда ли? Только мистера Скотти не видел, вы не знаете, где он, не могу до него дозвониться...
Джим и Боунс переглянулись. Они точно знали, где сейчас бортовой инженер, и оба сильно не хотели его отвлекать.
– Рады были встрече, энсин! Приказываю отдыхать, есть мороженое и знакомиться с девушками! Чтобы на сборах предъявили список из семнадцати имен! – нарочито серьезно распорядился капитан. – Нам пора, дела государственной важности!
– Конечно, – расплылся в улыбке Павел. – Будет исполнено в лучшем виде, не извольте беспокоиться.
Русский вытянулся во фрунт. Вкупе с легкомысленной рубашкой и рожком вожделенного мороженого смотрелось скорее потешно, чем серьезно, Джим отсалютовал навигатору и поспешил туда, где маячила панамка – нужно было скорее увести Франклина куда-нибудь, пока…
– Джим, тебе не кажется, что твой план терпит неожиданно-сильное фиаско? – уточнил Боунс осторожно, выглядывая из-за плеча друга. Возле Спока и Франклина, нетерпеливо притоптывая носком туфельки, стояла Ниота Ухура и что-то с жаром объясняла туристу из прошлого.
– Нам пиздец, – согласился Кирк. – И, как ты правильно догадался, я абсолютно не знаю, что делать!

***
– …и я совершенно не понимаю, почему не отвечает «Энтерпрайз». Если ты опять вырубил связь, я тебя просто голыми руками придушу, понял меня?!
Она была красивая, стройная, разъяренная, как молодая пантера, и каждое ее слово внушало страшный трепет.
– Я понял, я мудак, но…
– Нет, Джим Кирк, даже и не пытайся меня разжалобить! – она топнула ножкой, а потом сложила руки на груди. – Что там происходит? «Энтерпрайз» точно такой же мой дом, как и твой!
– Там мистер Монтгомери, – наконец смог вмешаться Спок. – После того прискорбного инцидента с транспортатором он решил остаться и отладить систему. Мы с капитаном и доктором вчера улетели на шаттле, со связью было все в порядке.
– Может, отключил рацию? – предположил Франклин, подражая беззаботному тону Джима. – Решил поработать в тишине, м?
– По Уставу связь с кораблем должна быть непрерывной в любое время в любой ситуации! – девушка, судя по всему связистка, покачала головой. – Дуракам, конечно, закон не писан, но…
– Не работает аварийная связь? – Спок нахмурился. – Ее нельзя отключить из корабля, только если с корнем вырвать передатчик, а сейчас мистеру Монтгомери не до того.
– Нам нужно вернуться на корабль! – категорично сообщила возмутительница спокойствия. – Где-то в парке я видела Чехова и Сулу, пойдем, резервный шаттл можно попросить в Академии у адмирала Пайка, уверена, он не откажет.
– В данной ситуации это может быть разумно, – согласился Спок. – Мисс Ухура, поищите энсинов Сулу и Чехова, я свяжусь с адмиралом.
Мысль вулканца была сразу понятна – отослать девушку, подменить фальшивого капитана настоящим и потом уже действовать по ситуации. Фостер был руками и ногами за, потому что в звездолетах ничего не понимал. Он уже хотел поддержать идею старшего помощника, как вдруг совершенно случайно отвлекся от хорошенького возмущенного личика Ухуры, и, увидев что-то на другом конце улицы, мертвой хваткой вцепился в предплечье Спока.
– Стой!
– Что вы делаете? – безупречная бровь возмущенно взметнулась.
– Видишь того парня, в черно-синей пижамке?
– Это форма медицинского и научного отделов! – ледяным тоном прокомментировал вулканец.
– Да-да, конечно, – отмахнулся Франклин. – Так вот, этот либо медицинский работник, либо ученый, он… как бы это сказать, не очень хороший человек. Строго говоря, он торговец химическим оружием.
– Чушь какая, – категорично фыркнула Ухура. – зачем в Сан-Франциско какому-нибудь медику или ученому оружие? Тем более, химическое…
– Я знал такого же… много лет назад, – не обращая внимания на девушку, продолжил агент, глядя Споку в глаза. – Скажем, в другой жизни. И у него чемоданчик с цифрами «641», а эти цифры тоже что-то значили… в прошлом.
– Не знаю, о каком прошлом ты говоришь, но, в любом случае, это было давно! – связистка начала терять терпение. – Нам нужно связаться с Сулу, возможно, «Энтерпрайз» в опасности!
– Все повторяется, – тихо пробормотал Спок. – Конечно, как я мог забыть. Ниота, я думаю, мы должны ему верить. Он же все-таки капитан.
– И что мы будем делать, капитан? – Ниота Ухура вопросительно наклонила голову к плечу.
– Мы за ним проследим, узнаем, что он задумал, и обезвредим! – совершенно спокойно отозвался Франклин.
– Ну конечно! – связистка закатила глаза. – Как это я сразу не догадалась! Сейчас, только все-таки попрошу Сулу и Чехова ждать нас в ангаре.
И она полезла в свою миниатюрную сумочку.
– Ты уверен? – Спок наклонился к Фостеру очень близко.
– Я секретный агент, – Франклин улыбнулся. – Могу перевоплотиться в кого угодно, даже в капитана корабля.
– Он такой один, – вулканец покачал головой.
– Он тебя любит, – невпопад сказал Франклин и широко улыбнулся. – А теперь, оживленно разговаривая, мы двинемся следом за ним. Ухура, не смотри на него, смотри на меня. У тебя лифчик торчит, кстати!
Девушка толкнула его кулаком в плечо, и не хуже Чехова защебетала о газетной статье, в которой напечатали доклад адмирала пайка касательно будущего Федерации и Звездного флота, а Спок совершенно машинально шел рядом и, кажется, даже забыл о настоящем Джиме Кирке.
«Такое ощущение, что у него компьютер в голове перезагружается – весло подумал Фостер и мысленно потер руки. – Охота началась! Теперь главное, Джим, не подведи!»

***
– Ты ему доверяешь? – в сотый раз за сегодня, наверное, спросил Боунс у Джима.
– Ты параноик и паникер! – привычно огрызнулся Кирк, рассматривая показания приборов. Они подлетали к «Энтерпрайз» со стороны Солнца, вырубив радиосвязь и автоматические сенсоры, которые обычно использовались для стыковки шаттлов с большими кораблями.
Джим и Чехов сидели в креслах пилотов, Сулу меланхолично чистил катану, устроившись на пассажирском месте рядом с доктором. Маккой косился на него со священным ужасом, но предпочитал действия штатного пилота не комментировать.
– Мы пытаемся вслепую подобраться к «Энтерпрайз», – милостиво пояснил Сулу через некоторое время. Видимо, он решил, что доктор скоро лопнет от натуги. – Капитан отозвал меня и Павла из отпуска, угнал шаттл из Академии и сам сел в кресло первого пилота, а все мы знаем, как он умеет пилотировать корабли.
– И как же? – нервно вздрогнул Боунс, который о талантах приятеля был не слишком высокого мнения.
– Хорошо, – скупо улыбнулся Сулу. – Но в экстренных случаях. А раз сейчас случай экстренный, думаю, оружие может пригодиться.
– Двадцать секунд до стыковки! – отрапортовал Чехов. – Капитан, а Вы уверены, что при заглушенной автоматике мы сумеем точно нащупать…ого!
– Нащупать? Выключенная автоматика? – Леонард схватился за голову.
– Так нас нельзя обнаружить никакими приборами, – пояснил Пашка вежливо. – Только опытные пилоты…
– …или самоубийцы…
– …пилоты умеют водить космические суда, полагаясь исключительно на ручное управление и карты! – восхищенно выдал энсин, его ясные голубые глаза засветились ненормальным восторгом.
– Я «Энтерпрайз» лучше всех знаю, – Джим повернулся назад и подмигнул пассажирам. Шаттл тряхнуло, раздался негромкий щелкающий звук, и светящаяся табличка над шлюзом загорелась позитивным зеленым. – Если какой-то мудак пытается захватить мой корабль, я должен ему помешать. Всеми возможными способами.
– О, так вот в чем дело? – глаза Чехова округлились еще больше, хотя, казалось бы, это физически невозможно.
– Мы не уверены, – поспешил пояснить Боунс. – Только предполагаем.
– Спока, Ухуру и…кхм, на наших с тобой глазах поймали какие-то мудаки в штатском, погрузили на крохотный космический корабль без опознавательных номеров и, судя по траектории и тому, что эта черная дрянь уже присосалась к главному пассажирскому шлюзу моего корабля, привезла их сюда, а еще вчера вечером совершенно неожиданно отрубилась даже аварийная связь между судном и Базой – думаю, уже можно сделать кое-какие определенные выводы! – Кирк проверил заряд фазера и сунул его в кобуру.
– А к какому шлюзу пристыковались мы? – вдруг тихонько уточнил Маккой, предчувствуя нехорошее.
– К вентиляционному! – снизошел до объяснений капитан. – Попадем на мостик, посмотрим, что можем сделать сами, а потом найдем Скотти и разберемся с остальным.
– Сам тебя убью, – обреченно вздохнул Леонард. – В особо жесткой форме! Предупреждаю, все это кончится чем-то нехорошим!
– Я тебе уже сказал, куда ты можешь засунуть свои способности к прорицанию? Лезь следом за Чеховым, Сулу замыкает.
– А кто там вместе с мисс Ухурой и мистером Споком? – осторожно уточнил Чехов, легко тронув доктора за плечо.
– Скоро увидишь! – пообещал ему Маккой. – Но на твоем бы месте я прекрасно обошелся и без этого знания!
Джим, не слушая, подошел к дверям, набрал код открывания и первым забрался в узкую шахту воздуховода. Он был спокоен, собран, вопреки опасениям Боунса, Фостеру доверял как себе и понимал только то, что должен спасти всех. Всех – и Спока. Спока – в первую очередь.
Как оказалось, он действительно знал «Энтерпрайз» снаружи и внутри, причем ориентировался скорее согласно какому-то внутреннему компасу, нежели согласно практическим знаниям, так что Боунс шепотом ругался, стонал, но полз следом за полным энтузиазма Чеховым ровно до того момента, как они оказались над капитанским мостиком, где и происходило сейчас все самое интересное.
– Ээээ, капитан? – промычал Павел растерянно. – Но Вы же…там, внизу.
– Это не я… то есть…
– Не совсем Вы? – понятливо согласился Павлик.
– Нет, совсем не я, – вздохнул Джим. – Тише, чисто теоретически мы должны их спасти!
– А есть от чего! – проворчал Боунс. – Не знаю, как вы все-таки связаны, но способности влипать в истории у вас совершенно одинаковые!
Если бы на мостике сейчас не разворачивалась самая настоящая драма, их, скорее всего, услышали бы, но, видимо, феноменальное кирковское везение ни на секунду не переставало работать.
Может быть, ноздри Спока чуть-чуть раздулись, но на это сейчас никто не обращал внимания.

***

Франклин стоял посреди мигающего лампочками капитанского мостика. За спиной у него зеленоватым изваянием возвышался Спок, по лицу которого вообще ничего нельзя было понять, и благородной ненавистью пылала Ниота Ухура. У вулканца тоже очень благородным изумрудом наливался синяк под глазом, у девушки оказалась разбита скула, самого же Фостера отходили порядочно, в боку противно кололо, а ниже колена нога ощущалась с некоторым трудом.
– Все еще думаешь, что сдаться в плен – это хорошая идея? – почти неслышно осведомился Спок.
– Молчать! – низенький лысый мужчина поднял блестящую штуку, отдаленно напоминающую нормальный пистолет, и навел ее на Фостера. – Что, одного парализующего заряда было недостаточно, добавить боевого?
– Это была твоя идея повезти их с собой, Георге, – напомнил широкоплечий амбал, который с величественным спокойствием минировал мостик. – Убили бы еще на складе.
– Но это же капитан Кирк! – сладко пропел Георге. – Он поклялся умереть со своим кораблем, так что священный долг каждого гражданина Федерации ему помочь!
– Ты не гражданин Федерации, – напомнил третий, худой и жилистый, самый опасный из всех – отдающий приказы.
– Тем более, – отрезал Георге и хищно улыбнулся тонкогубым ртом.
«Не то, чтобы хорошая, но я до сих пор не придумал, как бы мы еще сюда попали» – Фостер мысленно вздохнул.
Когда они поняли, что человек с чемоданчиком скрылся в ангаре для самодельных космических кораблей, Франклин повернулся к Споку и честно признался.
– У меня есть идея, но она тебе не понравится.
– Не понравится, – согласился вулканец. – Излагайте.
– Мы должны попасться им и сдаться в плен.
– Ты головой давно ударялся? – осторожно уточнила Ухура. – В какой плен, черт тебя дери?
– Мы должны понять, что он замышляет. Мы должны ему помешать.
– Почему мы? – Спок наклонил голову.
– А кто тогда? – Фостер лихо сдвинул панамку на затылок. – Может, я тоже хочу мир спасти… еще раз!
Он испуганно покосился на Ухуру, но та оговорки не заметила – внимательно вглядывалась сквозь стекло в лицо человека, который надиктовывал автопилоту курс назначения.
– Они летят на «Энтерпрайз».
– Ты умеешь читать по губам? – непритворно восхитился Франклин.
– На всех трех диалектах, – пробормотал Спок себе под нос, и уже отчетливо добавил. – Значит, решено.
Таким вот нехитрым образом они вломились в ангар под видом гуляющей компании, и Фостер с присущей ему методичностью начал докапываться до амбала, который крутился возле неприятного даже на вид черного корабля. На шум из кабины выглянул Георге, подпрыгнул от удовольствия, велел хватать их и тащить на борт, так что с первым пунктом проблем не возникло, неприятности начались уже на «Энтерпрайз», когда по дороге на мостик их пару раз долбанули за разговоры по лицам, а потом оказалось, что корабль собираются взорвать.
– Ничего личного, просто мы не слишком одобряем политику Федерации, – пояснил худой, который, оказывается, все это тоже был с ними на корабле и появился неожиданно, словно человек из тени. – Капитан Кирк со своим экипажем для нас – очень большая заноза в заднице, так что прошу меня извинить, но иначе действительно никак.
Георге открыл чемоданчик, там обнаружилось несколько продолговатых цилиндров, соединенных проводками.
– Скажи мне, что это просто брелок для ключей? – попросил Фостер Спока.
– Не могу, – меланхолично отозвался тот. – Это бомба.
– Какая бомба?
– Фатонная, – все так же пояснил вулканец. Она сдетонирует, «Энтерпрайз» взорвется, а вместе с ним по цепной реакции и все корабли, которые сейчас вернулись на Базу, а это более восьмидесяти судов. Федерация лишится практически всего флота.
Георге покаянно вздохнул и снял фазер с предохранителя, но тут на него с громким треском упала верхняя панель воздуховода, и надсадно кашляющий Джим ударом ноги выбил из ослабевшей руки нападающего оружие.
– Франклин, держи.
– Что? – не поняла Ухура. – Джим?
– Их двое! – амбал на секунду отвлекся от бомбы. – Габриэль, это чертовщина какая-то.
– Посмотрим, как они горят, – по-змеиному обернулся худощавый и вытащил из-за спины странное продолговатое приспособление.
– Ложись! – заорал Кирк и в длинном прыжке повалил на пол Спока с Ухурой

***

Над головой пронеслась направленная струя пламени.
– Ты куда лезешь?
– А ты куда?
– Мир спасать!
– Охренеть! Лучше пальни куда-нибудь наугад, нам надо выгнать их с мостика, – Джим выдохнул. – Только не в потолок, там Боунс.
Франклин поудобнее ухватил непривычное оружие, обнаружил под пальцем кнопку и, наугад высунув руку, нажал.
Раздался резкий то ли свист, то ли щелчок, сверкнула синяя вспышка, пламя оборвалось, а потом послышался звук падающего тела.
– Надеюсь, это не доктор Маккой, – высказался Спок, осторожно высовываясь из-за навигаторских кресел. Длинный Габриэль неподвижно лежал на спине, а странное оружие валялось рядом. Амбал, пригнувшись, исчезал в турболифте, а из капитанского кресла оказалась выдрана боковая панель. Бомбу, что характерно, он забирал с собой.
– Ушел, – констатировал факт старший помощник.
– Что теперь будем делать? – из развороченной вентиляции появилась голова Боунса, он обозрел поле боя и выдал какую-то сложную, явно ругательную конструкцию.
– Кто-то должен разобраться с мудаком, а кто-то с кораблем, – Джим дернул щекой. – Теперь у нас две проблемы, он испортил автопилот и сенсоры.
– Который из них настоящий? – Ухура повернулась к Споку и ткнула пальцем себе за спину, где Кирк помогал Франклину подняться.
– Оба настоящие, – пояснил вулканец спокойно. – Но тот, который не в панамке – наш.
– Он тебя любит! – пояснил Фостер для Джима, и Кирк аж задохнулся от той гаммы эмоций, которая в один момент им овладела.
Спок ощутимо позеленел, Ухура против воли хихикнула.
– Очень трогательно, но мы теряем время! – Боунс спустился сам и теперь помогал Чехову и Сулу.
– Ты капитан, – предложил Франклин весело. – Значит, тебе разбираться с кораблем. А я секретный агент, и на мою долю выпадают всякие мудаки.
– Когда вернешься домой, – Кирк закусил губу. – Постарайся не доводить все до такого состояния.
– Когда вернусь, обязательно. Но вернуться надо поскорее, если в чемоданчике бомба тут, значит, в моем времени там тоже ничего хорошего. Где мне искать моего мудака?
– Автоматика не работает, так что улететь он не сможет. Остается только транспортаторная… Скотти!
Палуба накренилась, где-то в углу протяжно завыла сирена.
– Я пойду с ним, – Спок подошел к капитану вплотную и посмотрел немного сверху вниз. – Спасай наш корабль, Джим.
В этой простой фразе было обещание – обещание простить, обещание попробовать, обещание поговорить и, самое главное, обещание вернуться.
Кирк благодарно посмотрел на Франклина, тот одними губами выдал «я же говорил» и вместе со стремительным вулканцем скрылся в турболифте.
– Сулу, Чехов, в кресла, – скомандовал Джим, оборачиваясь. – Сейчас мы с вами будем совершать один безрассудно-прекрасный маневр, который я всегда мечтал попробовать исполнить.
– Можно, я упаду в обморок? – жалобно попросил Боунс.
– Отставить панику! – Кирк закрыл глаза и длинно выдохнул. – Все получится.

***
Амбала Фостер и Спок нагнали у самых дверей транспортаторной – Спок на поверку знал корабль не хуже Джима.
– Стоять! – Фостер вскинул руку с фазером, но безымянный громила не послушался, долбанул по кнопкам и втиснулся в мягко открывающиеся двери.
– Что, собственно, происходит? – Скотти оторвался от развороченного механизма. – Я, кстати, все починил. А вы кто?
– Твоя смерть, – кровожадно отозвался амбал, но тут меткий выстрел Франклина попал ему прямо в голову.
– А чем занимаются секретные агенты? – спросил Спок в неожиданно наступившей тишине.
– Спасают мир, – Фостер лучезарно улыбнулся.
– Понятно, – вулканец кивнул. – Кстати, мистер Скотт, сейчас Джим как раз собирается посадить «Энтерпрайз» на землю, потому что автоматику нам испортили друзья этого милого субъекта.
– Вот дерьмо, опять все пропустил! – инженер всплеснул руками. – Так, раз мы пока в космосе, надо поскорее отправить нашего дорогого гостя домой, прежде чем система снова собьется.
– Но мы же не попрощались?! – Франклин всплеснул руками. – Тогда передай ему привет, хорошо?
– Обязательно.
Скотти подтолкнул Фостера к платформе, набрал что-то на терминале и пнул ногой ком проводов у себя под ногами.
– Как ты их вообще различал? – спросил он у старпома.
– Они совсем разные, – возразил Спок, и это было последним, что Франклин успел услышать, потому что через секунду он уже стоял под душем.
– Вот черт!
– Я не черт, – обиженно донеслось от двери. – А ты чего дверь не закрываешь, и мыться в одежде полез?
Франклин медленно обернулся и посмотрел на Така.
– Привет.
– Здравствуй, – Фостер вышел из душа, не обращая внимания на то, что одежда неприятно липла к телу. – У меня две новости, с какой начать?
– С плохой, – Так размял шею.
– У нашего румынского друга не химическое оружие, а ядерная бомба, я… один разговор подслушал. У нас есть еще немного времени, чтобы ее обезвредить.
– А какая хорошая новость? – Так поджал губы.
– Я тебя люблю.
– О.
Поцелуй получился мягким, с привкусом соленой воды и – немного – звезд, хотя Франклину могло и показаться.
– А у нас получится? – спросил Так про все сразу – бомбу, поцелуй и целый мир в придачу.
– А мы пробовали? – вопросом на вопрос отозвался Франклин, стянул с головы мокрую панамку и бросил ее на пол.
Конечно же, у них все получилось.

Коллаж к тексту
Название: Symmetry
Задание: Герой сталкивается со своим двойником (доппельгангером, клоном, магическим подобием, близнецом, тенью из зеркала... и т.д.) и вынужден доказывать, что именно он - настоящий
Автор: Arasi
Форма: коллаж
Пейринг/Персонажи: ФДР Фостер, Дж.Т. Кирк
Категория: джен
Рейтинг: G – PG-13
Исходники: 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Размер: 1920х1080
Примечание: по мотивам фанфика "Дубль два"
Для голосования: #. WTF American Secret Agents


@темы: текст, слэш, рейтинг R, кроссовер, Тё, This Means War, Arasi